17 | 10 | 2017
Меню
Социальные группы
VK
ОК

Много лет назад, когда я еще жила дома с родителями в нашей семье было две кошки. Одна из этих кошек была мудрой, ее звали Макс, она любила делать проблемы для моей мамы на каждом шагу. И Макс, несмотря на очень активную деятельность, несмотря на правильный уход, оказался больным раком.

Наша семья копила деньги, чтобы поехать в Дисней Лэнд во время отпуска. Нам едва хватало на то, чтобы, наконец, поехать и мы были готовы собираться в отпуск. Все, что нам нужно было сделать - это официально собрать все документы, в течение двух недель наши каникулы начались бы. Именно в это время Макс решил действовать так, словно и сам стал прятаться.

Макс - любит быть в центре внимания. Иногда он просто сидит в коридоре и потом идет прочь из гостиной и начинает мурлыкать просто, чтобы заставить кого-то следовать за ним и погладить его. 

Был крупнейший предупреждающий знак, что что-то серьезно не в порядке проявился, когда мы обнаружили, что Макс скрывается в углу комнаты родителей, взгляд его был огорченный и встревоженный.

Поездка к ветеринару подтвердила нам, что кот имел раковую опухоль в желудке, которую необходимо было устранить или Макс бы умер.

Процедура, при относительной свободе от риска, не обошлась дешево. Это будет стоить, как ни странно, примерно столько же, как и полет в течение четырех дней в Дисней-Лэнд.

Итак, нам предстояло решить. Мы едем в Дисней Лэнд и наша кошка умрет, или откажись от поездки на вероятность того, что наш кот мог бы жить несколько месяцев? Мы выбрали для хирургии, которая сделала дело и подтвердила, что опухоль оказалась злокачественной. Максу были сделаны химиотерапия и он принимал таблетки и дан прогноз - от шести месяцев до года осталось жить.

Год спустя, мы взяли Макса для проверки тем же ветеринарным врачом, проводившим операцию. Когда мы впервые привезли Макса, ветеринар выглядел не очень обнадеживающе. Но в этот раз он верил, что мы принесли другого кота. “Это не та же кошка, - сказал он нам. “Этот кот не имеет абсолютно никаких признаков болезни рака.” Вдруг, один год продолжительности жизни заменен на два, затем три, и вот уже почти 10 лет спустя, Макс по-прежнему жив и все в порядке.

Наша семья никогда не была вполне уверена, что сделал Макс, уничтожил ли раковые клетки своего тела. Одну теорию мы имеем в связи с его любимым местом в доме для сна: на вершине цифрового кабельного телевидения над экраном. Мы предположили, что, возможно, излучение от кабельных вылечило его.

Пусть Макс будет уроком для вас, что всегда есть надежда.